23 апреля 2019, вторник

Справочно-информационный центр

Россия и Ближний Восток: энергетическое сотрудничество (часть 1)

В регионе, обозначаемом в литературе как MENA (от английского Middle East & North Africa – Ближний Восток и Северная Африка) сосредоточены крупнейшие в мире доказанные запасы жидких и газообразных углеводородов, которые в 2012 году составили по нефти 111 миллиардов тонн (52 процента мировых залежей, период добычи – около шестидесяти лет), по газу – 88,5 триллиона кубометров (47 процентов, четырнадцать-восемьдесят лет в зависимости от страны) (BP Statistical Review of World Energy, June 2013).

Кроме того, имеются исследования, прогнозирующие наличие в MENA промышленных залежей как традиционного углеводородного топлива, так и нетрадиционного энергетического сырья (сланцевого газа, тяжелой и сверхтяжелой нефти) (USGS, Assessment of undiscovered Oil and Gas Resources of the Levant Basin Province, Eastern Mediterranean, 2010). Вполне вероятно, что в ближайшие три-пять лет будет получена более достоверная информация о новых запасах и возможных объемах добычи. 

В то же время необходимо отметить, что во многих государствах Персидского залива основные характеристики добывающего сектора составляют государственную тайну, поэтому существует неопределенность относительно устойчивости минерально-сырьевой базы указанных государств, и это является источником дополнительных рисков для нефтяного рынка и мирового энергетического хозяйства в целом. 

Но открытость России повышает ее имидж как надежного поставщика энергоресурсов (И. Матвеев. Современный потенциал и перспективы развития западноевропейской энергетики, 17 мая 2013 года). 

Страны MENA играют важную роль в мировом энергообеспечении: их удельный вес в глобальной добыче нефти находится на уровне 36 процентов, газа – около 21 процента. Подавляющая часть запасов и локального производства углеводородов (90 процентов) приходится на государства, согласующие свою энергетическую политику в рамках ОПЕК. Таким образом, основу экономик стран нефтяного картеля составляет добыча нефти и газа; в национальном экспорте углеводородное сырье также является преобладающим (в среднем – более половины вывоза), поэтому объем нефтегазовых доходов напрямую влияет на экономическую и политическую ситуацию внутри каждого государства – члена ОПЕК. Данное обстоятельство является важной движущей силой процесса развития сырьевого сектора экономики региона. 

Согласно прогнозу ОПЕК, в период до 2035 года глобальное потребление первичной энергии удвоится, при этом в структуре расходной части мирового энергобаланса доля ископаемого топлива останется преобладающей (82 процента). Исходя из этой концепции страны – члены нефтяного картеля намерены активно развивать как собственное энергетическое хозяйство, так и торговлю углеводородным сырьем, при этом основное внимание они предполагают уделить Азиатско-Тихоокеанскому региону, вклад которого в дополнительный рост глобального спроса на нефть может приблизиться к 80 процентам (ввиду развития азиатского промышленного сектора и увеличения прослойки среднего класса). 

 В 2002–2012 годах потребление первичной энергии странами MENA выросло примерно на 60 процентов, в том числе нефти – на 56 процентов (с 273,3 до 427,7 миллиона тонн н. э.), газа – более чем на 90 процентов (с 232,2 до 445,7 миллиона тонн н. э.). Рассчитано по: BP Statistical Review of World Energy, June 2008; BP Statistical Review of World Energy, June 2012. 

В ближайшие двадцать пять лет в MENA спрос на первичную энергию продолжит увеличиваться примерно на 3 процента в год; темпы роста потребления нефти замедлятся более значительно по сравнению с аналогичным показателем для газа, а освобождающаяся рыночная ниша начнет заполняться ВИЭ и атомной энергией (The MENA Region in the International Arena, OPEC, 2012/ www.opec.org/opec_web/en/press_room/2211.htm). 

Предвидя расширение спроса на энергоносители в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и MENA, региональные экономики намерены продолжить развитие секторов разведки и добычи углеводородов, а также электроэнергетики; в ближайшие четыре-пять лет соответствующие инвестиции могут составить 525 миллиардов долларов США (без учета стран Восточного Средиземноморья). Так, в 2013–2015 годах в Северной Африке и на Ближнем и Среднем Востоке в секторе «downstream» может начаться реализация восьмидесяти трех проектов общей стоимостью 200 миллиардов долларов. 

Особое внимание региональные государства предполагают уделить расширению СПГ-мощностей, а также GTL-заводов (gas-to-liquid) по производству жидких углеводородов из газообразного сырья (синтетической нефти, мазута, дизельного топлива из природного и попутного нефтяного газов, метана, в том числе полученного на базе угольных технологий). 

К 2030–2035 годам в рамках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Gulf Cooperation Council, GCC) предполагается завершить работы по программе, предусматривающей трехкратное расширение генерирующих мощностей (в настоящее время региональная установленная мощность электростанций находится на уровне 60 ГВт) (Энергетический ресурс МЕНА/ menaenergysource.com/en/energy-demand#sthash.VyCoBWmi.dpuf) 

Эти факторы могут оказать повышательное воздействие на экспорт энергетических товаров стран региона. Необходимо отметить, что ввиду высокой степени вовлеченности в глобальное экономическое хозяйство регион MENA весьма чувствительно ощущает колебания общехозяйственной мировой конъюнктуры, снижение темпов роста экономики США, ряда других государств ОЭСР, Китая, кризисные явления в Евросоюзе, последствия техногенных и природных катастроф (в Мексиканском заливе, в Японии). 

Кроме того, дополнительные риски сырьевому экспорту и транзиту энергоресурсов несут процессы, связанные с высокотехнологичным развитием промышленно развитых государств, а также освоением альтернативных видов топлива. Так, в период до 2008 года в рамках ОПЕК было намечено сто пятьдесят проектов по развитию добывающего сектора в 2009–2013 годах, однако резкое снижение цен и спроса на сырье вследствие глобального финансово-экономического кризиса заставило пересмотреть намеченные планы и отложить часть из них (тридцать пять проектов суммарной мощностью 5 миллионов баррелей нефти и СПГ в сутки) (OPEC: World Oil Outlook – 2009. – РР. 144–145/ www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/WOO%202009.pdf) 

Развитие возобновляемой энергетики региона 

В ближайшие двадцать-тридцать лет страны MENA будут нуждаться в наращивании энергопроизводства в связи с относительно высокими темпами развития таких отраслей, как нефтехимия, нефтепереработка, алюминиевая промышленность и черная металлургия, увеличением численности населения, продолжающейся урбанизацией, климатическими особенностями, ограниченностью запасов пресной воды и ростом затрат на ввоз ископаемого топлива (Марокко, Иордания, Ливан, Израиль). 

Одним из перспективных направлений модернизации региональной энергетики является использование возобновляемых энергоресурсов ввиду наличия значительного потенциала энергии солнца, ветра, биомассы, воды и геотермальной энергии; отсутствия единой энергетической инфраструктуры; неуклонного прогресса в развитии технологий, что оказывает понижательное воздействие на объем капитальных затрат при создании новых ВИЭ-объектов. В современной структуре коммерческого производства энергии на базе ВИЭ лидирующую позицию занимает энергия воды (в основном ГЭС, использующие энергию течения рек) – примерно 2,5 процента локальной выработки электроэнергии (технический потенциал может обеспечить 16 процентов). 

В регионе наибольшими возможностями в использовании данного ресурса обладают три экономики – Египет, Иран и Ирак. 
 Страны MENA занимают ведущее место в мире по потенциалу солнечной энергии; на соответствующих южных широтах коэффициент инсоляции оценивается в 2–2,2 МВт/ч/м2 (в Центральной Европе – 1 МВт-ч). 

Теоретически, с использованием данного типа ВИЭ региональные экономики могут производить более 462 тысяч ТВт-ч электроэнергии в год, что более чем в три раза превышает текущее глобальное годовое потребление первичной энергии. На современном этапе развития научных знаний и техники основная часть солнечной энергии может быть использована в солнечных концентраторах и лишь его небольшая часть (менее 0,1 процента) – в фотогальванических установках. 

Энергия, связанная с перемещением воздушных масс, наиболее освоена в странах, имеющих выход к морю, – Марокко, Алжире, Египте. Достаточно высоким экономическим потенциалом энергии ветра располагают Египет, Алжир, Марокко, Саудовская Аравия, Ирак, Сирия и Иран. Продвижение данного вида ВИЭ сдерживается по технологическим причинам – ввиду низкого КПД современных ветрогенераторов, работающих при малых скоростях ветра; решение этой задачи придаст новый импульс развитию ветроэнергетики. 

Геотермальная энергия локализована в Алжире, Египте, Иране, Марокко, Саудовской Аравии, Тунисе и Йемене, и по объему потенциала она занимает третье место после энергии солнца и ветра. 

Традиционно широко используют биомассу в Египте и Ираке, обладающих развитыми ирригационными системами, наполняемыми водами Нила и Тигра. В регионе, кроме деревообрабатывающей промышленности, источниками биомассы, пригодной к коммерческому использованию, являются сельскохозяйственный сектор и муниципалитеты (бытовые отходы). 

В географическом разрезе наибольший потенциал биомассы сконцентрирован в таких странах, как Иран, Марокко, Египет, Алжир, Саудовская Аравия, Ирак, Йемен. В ближайшие десять-двадцать лет предусмотрено существенное расширение использования ВИЭ. С этой целью принимаются меры по поддержке предприятий возобновляемой энергетики, поскольку их конкурентоспособность значительно ниже энергетических компаний, использующих дешевые нефть и газ, снижению бюрократических барьеров при подключении установок ВИЭ в общую силовую сеть, стимулированию НИОКР. 

Предполагается, что к 2020 году в ряде стран вклад ВИЭ в суммарную генерацию электроэнергии достигнет 20 процентов.


Мероприятия

Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30